Решение уголовной коллегии окружного суда Гааги, 17 ноября 2022 года, Схипхол, Нидерданды

Views: 3

“…Вооруженный конфликт может быть международным по своему характеру с самого начала, если он представляет собой конфликт между двумя государствами. Но даже немеждународный конфликт, который выглядит как конфликт между государством и группировкой, все равно может квалифицироваться как международный конфликт, если другое государство фактически руководит этой группировкой. Суд будет поэтапно обсуждать ситуацию в Украине до 17 июля 2014 года.
Суд считает, что вооруженный конфликт в Восточной Украине между украинской армией и организованными сепаратистскими группировками, начиная с апреля 2014 обладал такой степенью интенсивности, что его можно считать немеждународным вооруженным конфликтом.
Такой немеждународный вооруженный конфликт все же может считаться международным вооруженным конфликтом. Например, когда другое государство фактически имеет так называемый общий контроль над ведущей борьбу группировкой, являясь причастным к конфликту таким образом.
В частности, вопрос в данном деле заключается в том, имела ли Российская Федерация общий контроль над ДНР в 2014 году. Суд находит, что такой контроль имелся. На это есть ряд причин.
Многие из тогдашних лидеров ДНР имеют российское гражданство. Некоторые, более того, имеют опыт службы в российских вооруженных силах, например, обвиняемые Гиркин и Дубинский.
Некоторые лидеры ДНР имели тесные связи с Российской Федерацией.
Например, в перехваченных разговорах регулярно говорится о контактах с высокопоставленными лицами в Российской Федерации, называемыми «Москва» или, более конкретно, «Кремль».
Так Бородай, премьер-министр ДНР, в период с июня по август 2014 года почти ежедневно общался с Сурковым, который в то время был близким советником президента Путина. По словам Бородая, Сурков был «нашим человеком в Кремле».
Между лидерами ДНР и Сурковым также были контакты по поводу назначения на несколько министерских постов в ДНР.
Типичным является, например, записанный телефонный разговор от 16 мая 2014 года, в котором Бородай рассказывает, что скоро будет объявлен состав правительства ДНР и что Москва сделала ему сюрприз, потому что он будет назначен премьер-министром.
Помимо этих тесных контактов, поддержка в борьбе оказывается и со стороны Российской Федерации.
Например, такие организации, как ОБСЕ и Human Rights Watch, сообщают об снабжении, вооружении и финансировании сепаратистов, осуществляемых из Российской Федерации. Речь идет о колоннах с военным оружием, перевезенным через границу. Эта картина также складывается из перехваченных телефонных разговоров.
Кроме того, к вопросу о наличии общего контроля имеет отношение вопрос о том, взяла ли на себя Российская Федерация координирующую роль и давала ли она указания ДНР.
Этому есть множество доказательств.
«Москве» не только докладывают о ситуации на местах, например, о неудачах и достигнутых успехах, но также ряд перехваченных разговоров свидетельствует о планировании, осуществляемом российскими властями.
Например, 11 июля 2014 года Сурков сообщает премьер-министру ДНР Бородаю, что он говорил с теми, кто руководит «всей этой военной историей», и что они сообщили, что работают над подготовкой и собираются все ускорить.
Далее рассматривается роль Москвы в отношении конкретных операций. В перехваченном 4 июля 2014 года разговоре об украинском городе Славянске один из руководителей ДНР говорит, что «Москва» не хочет, чтобы Славянск был сдан. Но поскольку конкретной поддержки не последовало, обвиняемый Гиркин все равно покинул Словянск и перевел свой штаб в Донецк.
21 июля 2014 года, через четыре дня после крушения самолета, выполнявшего рейс MH17, Бородай позвонил на российский номер телефона. Бородай просит связать его с «начальником», потому что ему нужны советы и инструкции в отношении того, как разбираться с последствиями катастрофы MH17. Например, в отношении рефрижераторов и черного ящика.
Кроме того, Бородай хочет знать основные заявления для пресс-конференции. При этом Бородай говорит, что он предполагает, что «наши соседи» захотят что-то сказать по этому поводу.
Тот факт, что Бородай говорит здесь о «наших соседях» и хочет говорить с «начальником», в то время как он сам занимает самый высокий пост в ДНР, подтверждает, по мнению суда, что начальник, с которым он хочет связаться, является представителем российских властей.
Несколько организаций говорят об артиллерийских обстрелах украинской территории, которые предположительно велись с территории Российской Федерации с начала июля 2014 года. Свидетели также рассказали о российской технике с российскими военнослужащими, которые пересекали границу, проводили обстрелы, а затем уезжали обратно.
В перехваченном разговоре от 17 июля 2014 года обвиняемый Пулатов говорит, что Россия «может наступать по полной», а подозреваемый Дубинский отвечает, что Россия будет бить по позициям украинцев со своей стороны. Это указывает на взаимно скоординированные военные действия.
Поэтому суд считает, что Российская Федерация осуществляла финансирование ДНР, снабжение и подготовку войск, а также поставку оружия и товаров.
Кроме того, с середины мая 2014 года Российская Федерация оказывала решающее влияние на назначение руководящих должностей в ДНР и вмешивалась в координацию военных действий, а также сама предпринимала военные действия на территории Украины.
Эти факторы, более подробно описанные в приговоре, повлияли на выводы суда о том, что с середины мая 2014 года сложилась ситуация, когда Российская Федерация осуществляла так называемый общий контроль над ДНР.
Таким образом, суд считает, что с середины мая 2014 года, как и 17 июля 2014 года, на территории Украины имел место международный вооруженный конфликт между Украиной и ДНР, в условиях которого ДНР находилась под контролем Российской Федерации”.

Об авторе

Spread the love

Добавить комментарий